количество кристаллов было обнаружено на Ишковском участке, где широко развиты отложения такатинской свиты среднего девона, сложенной песчаниками с прослоями и линзами гравелитов и конгломератов. Исследование первых 282 кристаллов, найденных в этих породах, было проведено нами в 1966 г. В результате выявлены признаки свя­зи их с такатинской свитой отложений среднего девона и сходство характера алмазов из этой свиты с алмазами, добываемыми из чет­вертичных аллювиальных россыпей в этом районе и других районах Урала.

На Сибирской платформе первые алмазы обнаружены в самом конце XIX в., в русловых отложениях р. Большой Пит. Описание их сделано в работах П. В. Еремеева (1898, 1899). Основываясь на этих сведениях, в начале организации специальных поисковых работ на алмазы в Сибири первые исследования были проведены в этом рай­оне. В результате здесь было найдено еще несколько кристаллов ал­маза.

В 1949 г. россыпи алмазов были выявлены на р. Вилюй. Позднее россыпные месторождения алмазов были установлены в отложениях рек многих областей Западной Якутии: Ботуобинской,   Далдыно-Алакитской, Марха-Тюнгской, Прилеиской, а также в юго-западной части Сибирской платформы, в Тунгусском бассейне.

Кроме аллювиальных, пролювиальных и элювиально-делювиаль­ных россыпей, в Западной Якутии алмазы обнаружены в кластиче-ских породах верхне- и нижнеюрского, келловейского и нижневол­жского возраста (Прокопчук, 1965; Прокопчук, Израилев, 1962, 1964; Прокопчук, Сусов, 1960).

Описание геологического строения различных алмазоносных об­ластей Сибири вещественного состава россыпей и характера нахо­дящихся в них алмазов сделано во многих работах (Бобриевич и др., 1959; Равский, 1959; Дибров и др., 1960; Плотникова и др., 1960; Бартошинский, 1961; Одинцова, Файнштейн, 1961; Михалев, Аржа­нов, 1962; Одинцова и др., 1962; Орлов, Прокопчук, 1965; Одинцова, Смирнова, 1965; Леонов и др., 1966; Михалев и др., 1967; Рожков и др., 1967).

Кроме Урала и Сибири, в последние годы было установлено ши­рокое распространение мелких алмазов в кайнозойских россыпях Украины (Кашкаров, Полканов, 1964, 1965; Кашкаров и др., 1968; Еременко, 1966; Юрк и др., 1966, 1970; Бобриевич, Гончаров и др., 1970), а также присутствие алмазов в цирконо-титановых россыпях Казахстана (Кашкаров, Полканов, 1971).

До открытия в 1871 г. первых коренных месторождений алмазов в Африке на протяжении многих веков россыпи являлись единствен­ными источниками алмазов. В первые десятилетия после открытия коренных месторождений, когда стали разрабатывать их обогащен­ные в результате выветривания верхние зоны, роль россыпей как источников алмаза снизилась, но позднее в связи с нахождением очень богатых россыпных месторождений в Малом Намакваленде, Лихтенбурге и других районах Южной Африки, а также в Заире, Анголе, Сьерра-Леоне, Гане и других странах Африки россыпи опять стали основными источниками алмазов, из которых извлекается около 85% от всего обема годовой добычи алмазов.

В современных россыпях, которые питаются за счет размыва от­носительно бедных коренных или вторичных древних россыпных источников, иногда в связи с естественным обогащением создаются исключительно высокие концентрации алмазов. Например, извест­ны случаи, когда содержание алмазов в россыпях достигало 1000 ка­рат на 1 м3, что никогда не устанавливалось в коренных месторож­дениях. Нередко в россыпях количество высококачественных алма­зов составляет более высокий процент, чем в коренных месторож­дениях, так как в процессе переноса алмазов происходит разделе­ние мелочи и осколков от сравнительно более крупных кристаллов. Как правило, в россыпях в связи с неоднократным перемывом оса­дочных материалов средний вес алмазов выше, чем в коренных ме­сторождениях или вторичных более древних россыпях, за счет ко­торых формируются современные россыпи.

В результате изучения алмазов из россыпей Урала и Сибири А. А. Кухаренко (1955) указал признаки, позволяющие сделать вы­вод, в каком случае источником алмазов для современных россыпей являются древние кластические породы, а не коренные магма­тические источники. Во-первых, во всех районах, где были установ­лены алмазоносные кластические породы (например, Урал, Приленская область в Якутии, россыпи р. Эбелях в Анабарской области), встречаются кристаллы со следами очень сильного механического износа, что характерно для прибрежно-морских россыпей, в кото­рых алмазы обиваются гравием и галькой во время прибоя. Во-вто­рых, в кавернах и каналах травления на кристаллах алмазов сохра­няются припайки вмещающих пород, представленных песчаниками и кварцитами, являющимися цементирующим материалом гравели­тов и конгломератов.

Кроме этого, хочется обратить внимание на следующий факт. В тех районах, где имеются кластические метаморфизованные породы, которые могут быть промежуточными источниками, встречаются кристаллы алмазов с бурыми пятнами пигментации. На алмазах из коренных магматических месторождений – кимберлитов – наблю­даются только зеленые пятна, которые образуются, как это показа­но в главе VI при описании природы окраски алмазов, при темпера­туре, не превышающей 580° С, так как при нагревании выше 580° их зеленый цвет переходит в бурый. В кимберлитах после пигментации алмазов маловероятно ожидать повышения температуры до 580- 600° С, что могло бы привести к изменению цвета зеленых пятен. Очевидно, когда алмазы попадают в древние кластические толщи, то при их метаморфизме, если температура достигнет указанного предела, происходит изменение цвета зеленых пятен, как это на­блюдается при искусственном отжиге пигментированных кристал­лов. Это предположение требует проверки. В случае его подтверж­дения, бурые пятна пигментации на кристаллах алмаза станут хо­рошим признаком влияния на россыпную алмазоносность вторичных источников, представленных метаморфизованными кластическими породами.


назад далее